Исповедь продюсера


Исповедь продюсера 31.07.2017

Исповедь продюсера

Авторские колонки
Наконец-то я пишу этот текст, который надо было написать уже давно. Потому что давно требовалось подытожить то, чем я пытаюсь заниматься с 2013 года — продюсерским посредничеством между героями документальных фильмов и режиссерами. 

 В 2013 году мы делали первый фестиваль активистского документального кино «Делай Фильм» и тогда обратили внимание, что фильмов на активистскую тематику в России снимается очень мало (сейчас с эти немного по-другому, но тогда, поверьте, это было именно так). К нам по открытому конкурсу поступило много российских фильмов, все они были сняты в предыдущие пять лет, лучшие из них мы показали. «А дальше что?» - подумали мы. На будущий год будем показывать только иностранное кино, потому что ничего свежего российского не появится? Герои сами себе режиссеров не находят и надо что-то специальное для этого придумать. Мы думали-думали и придумали нашу Ярмарку идей для знакомства героев и документалистов. 

Для меня это был очень тревожный эксперимент. Я вообще тогда впервые стала потихоньку задумываться, какова мотивация выбора героя и что запускает этот внутренний рывок сделать фильм, если это не заказ, не работа по найму, не большая авторская потребность? В период подготовки Ярмарки коллеги по цеху иногда скептически высказывались: ну, мол, что, ты думаешь, нам не про кого снимать? У каждого режиссера целый «портфель» героев, только денег нет на производство. «Если бы ты (вы, они — в общем, кто-то) давал еще и деньги на создание этих фильмов про активизм, вот тогда! Тогда, конечно, это другой разговор...» Но денег мы не нашли. Искали, честно. 
Я лично вела переговоры с разными российскими фондами и спонсорами и объясняла, какой это прорывной формат — фильмы про активизм, как было бы полезно поддержать пару-тройку картин, темы-то, говорю, какие! Золотые темы! И волонтеры Крымска, тушители лесных пожаров, и сочинские правозащитники (дело было как раз в канун Олимпиады). Есть и нейтральное — вот, можно снять фильм про инвалидов, танцующих на колясках. Или про благотворительность — ведь нет же ни одного фильма, который рассказывал бы о благотворительности в России, ее формах, мифах, страхах, о том количестве дел и жизней, которые удается спаси несмотря ни на что. Без преувеличения, у нас была коллекция тем, отражающая пульс жизни общества на тот 2013 год! Но... 

Скепсис со стороны потенциальных "доноров" был примерно таким же - непрошибаемым, как и в среде коллег: а что за фильмы они снимут? А кто их увидит? А откуда мы знаем, что получится хорошее и правильное кино? А если они ничего не снимут и вообще — кто отвечает за содержание, если не ты — то кто?.. И, конечно, никто денег не дал. Ну и ладно, подумали мы. Одним не нужны крутые герои, другие боятся результата или всего боятся. Мы ничего не боимся и проведем нашу Ярмарку, как пойдет — так и пойдет. Даже если никто не придет, мы придумаем, что делать в компании самых ярких гражданских активистов, тем более, что у нас в фойе работало вкуснейшее вегетарианское кафе.

Получилось очень даже любопытно. Я отобрала и подготовила 19 героев. Они выступали один за другим, у всех были фотопрезентации, а у некоторых даже видео. Я научила их, как рассказать о себе так, чтобы режиссер «увидел» свое кино и захотел его снять. А режиссеры... они, кстати, пришли. Пришли и многие досидели до конца. В конце им выдали «избирательные бюллетени», где они отметили те темы, что их тронули. Бюллетени опустили в настоящую урну для надомного голосования. Мы потом эти бюллетени обработали и определили 6 потенциально заинтересованных режиссеров. Я свела их с героями и стала ждать. 
Ничего не происходило, или почти ничего. Два фильма я взялась продюсировать сама и они друг за другом появились. Один — благодаря краудфандинговой кампании, другой — благодаря ресурсам самой организации, о деятельности которой снимался фильм. Третий фильм вышел уже в этом году, он долго снимался, и это правильно, потому что там была история о разлученных тюрьмой семьях, и режиссер, выбравший эту тему, очень был ей вдохновлен и собрал вокруг себя хороший авторский коллектив, чтобы это кино состоялось. 

 Из 19 тем 6 понравились режиссерам, вышло в свет 3 фильма, и только 1 — самостоятельно, то есть без моего активного вмешательства (я лишь присутствовала на первых встречах между режиссером и активистами, предложившими тему). Такая статистика мне не понравилась. Ради одного самостоятельно возникшего фильма такая работа! Столько людей соединились вместе на нашей Ярмарке идей только ради того, чтобы появился один фильм! Свои два я не считаю за полноценный результат Ярмарки как формата, ведь я могла их спродюсировать без всей этой «машины». 

Единственный вывод, который я сделала из той истории — не было денег. Нет денег - нет кино! Ни активистского, ни фестивального — никакого. Не поддержали, не выдали «подъемных», а документалисты и так о любимых героях часто снимают на свои деньги, что уж говорить об этих наших героях, навязанных искусственным путем. 

Прошло четыре года... 

В общем-то, я хотела рассказать про наш последний эксперимент, но не объяснив предыстории, нельзя было понять день сегодняшний. Повторюсь, прошло четыре года. Все это время нередко звучал вопрос — а будет ли еще Ярмарка идей, ведь это было так круто?.. Круто, но не очень эффективно, хотелось мне добавить. И я отвечала, что пока не снимутся все фильмы на те темы, что тогда были предложены (они, кстати, до сих пор актуальны), мы ничего подобного делать не будем. И все же в этом году мы решили повторить Ярмарку, потому что получилось выделить из бюджета фестиваля небольшие средства для поддержки будущих проектов. 

И опять все сначала: темы предлагали люди, оргкомитет фестиваля выбирал, старался составить взвешенный список на разный режиссерский вкус. Получилось 10 тем. Все, на мой взгляд, интересные, некоторые просто очень. Опять я десять участников готовила и все они собрались в первый день фестиваля «Делай Фильм» в апреле этого года на Ярмарку идей в надежде увидеть своих режиссеров. Я уже не очень переживала, что режиссеры не придут. Я уже кое-что поняла про мотивацию за эти четыре года. Я знала, что они придут, хотя мы не выдавали по миллиону рублей. И режиссеры опять пришли. 
Кардинальное отличие этой Ярмарки от первой было в том, что за ней следовал перерыв в два месяца, за которые режиссеры, выбравшие себе героев, должны были подготовить экспликации и прислать их на питчинг. Уже самый настоящий индустриальный питчинг. Два месяца давалось на более детальную проработку темы и взаимодействие с героями. Мы, тем временем, должны были найти трех экспертов не из числа нашей фестивальной команды и не из числа индустрии документалистов, кто бы определил три лучших проекта и наградил их. 

Все было идеально, на мой взгляд. Все должно работать. Ну, нет у нас миллионов, но есть другие, скромные деньги, и права на фильмы мы себе не забираем. Условия совсем неплохие. Я искренне ожидала шквала заявок на питчинг. Я умирала от любопытства, ведь на одну и ту же тему можно снять совсем по-разному, а значит, вокруг каждого героя теперь может возникнуть конкуренция между режиссерами. И мы увидим нечто удивительное. Много вариантов одной и той же темы. Разные ритмы, интонации и краски. 

Но что-то я «не досолила» в этом идеальном рецепте. Шквала заявок не было. Мы продлили дедлайн приема проектов на питчинг. Шквала не было. Пришли две заявки и третья, я знала, еще была в процессе подготовки. Что за ерунда? Что не так? Мало денег? Но больше их уже не будет. Я была готова признать, что излюбленный мой формат «сводничества» в целом не работает. Он работает только, если я лично, вручную, уговорами, шутками-танцами завлекаю того или иного режиссера позаниматься с тем или иным героем. 

И на самом деле, у всех ведь есть аргументы, почему «нет». Часто все очень заняты или собственными идеями, или большим количеством заказных проектов, или просто — никто из героев не вдохновил. Пережив недолгое отчаяние, я согласилась на смену правил игры — мы стали принимать на питчинг собственные режиссерские идеи, о чем широкого рассказали по всем медийным фронтам. 

 Заявок прилетело море. Море идей, с которыми наши российские документалисты жили до этого уже не один год или ни один день. Листая эту длинную таблицу заявок на питчинг, я думала - конечно, сложно навязать нового героя, если большинство коллег живет любовью к какому-то своему замыслу. А таких режиссеров, кто бы не мечтал снимать кино или не был уже «в материале», я не знаю. При этом я очень благодарна тем, кто все-таки выбрал кого-то из нашей Ярмарки и потратил на эту новую для себя тему время, может быть, даже не зря. 18 июля мы провели питчинг, мы определили трех, даже четырех победителей. Кстати, из четырех, выбранных экспертами, двое были с темами Ярмарки, и двое — со своими. 
Справедливость на уровне статистики восторжествовала. Но я продолжаю думать о том - почему? Почему не получилось снова и что не так? И опять я нахожу только один правильный ответ — деньги. Мало денег! Вот было бы у нас три миллиона — тогда конечно. Тогда другой разговор. Если кто-то способен мне объяснить другую причину, я буду рада об этом поговорить.

Подробнее про Ярмарку идей и ее темы — на сайте фестиваля «Делай Фильм»


Фото: Наташа Буданцева и Антон Скоцеляс.

Материалы по темам: Авторские колонки, Аналитика, Интервью, Мастер-классы, Статьи, Терминология 
comments powered byDisqus

возврат к списку

Поделиться с друзьями