Документальный худсовет


Документальный худсовет 13.11.2015 Новости индустрии
Круглый стол по проблемам господдержки неигрового кино прошел 11 ноября 2015 года на площадке московского Центра документального кино. Организатором дискуссии стала Гильдия неигрового кино и телевидения.

Мероприятие было приурочено к обнародованию результатов работы экспертной группы по оценке документальных киноработ, созданных при государственной финансовой поддержке и сданных в Министерство культуры РФ в 2014 году.

В 2014 году при поддержке федерального ведомства было выпущено 235 неигровых проектов (включая многосерийные) и запущены в производство 242 неигровые картины. Общий объем финансирования неигрового кино в 2014 году составил 508,7 миллиона рублей.

В связи с тем, что в стране отсутствует централизованная система контроля итогов вложений государственных средств в кино, Гильдия неигрового кино и телевидения в сотрудничестве с Союзом кинематографистов России и при поддержке Министерства культуры РФ разработала уникальный проект по экспертной оценке фильмов, получивших государственное финансирование. Уже второй год подряд экспертная группа, сформированная по представлению творческих союзов и других общественных организаций кинематографии, смотрит все неигровые фильмы, переданные в Министерство культуры за год, и выставляет оценки по 10-балльной шкале.

Несмотря на высокие баллы фильмов-лидеров экспертного голосования, средний балл всех проектов составил всего лишь 5,84 из 10 максимально возможных баллов.

Круглый стол, посвященный итогам голосования и возможным трансформациям порядка господдержки неигрового кино, модерировали президент Гильдии неигрового кино и телевидения Евгений Григорьев и первый заместитель председателя Союза кинематографистов РФ Олег Иванов. Оба модератора поблагодарили экспертов, оценивавших фильмы, и отметили их «титаническую» работу по отсмотру кинопрограммы общим хронометражом более 10 тысяч минут экранного времени.

В состав экспертной группы 2015 года вошли Елена Алферова, Светлана Быченко, Екатерина Визгалова, Сергей Головецкий, Екатерина Головня, Наталия Гугуева, Инна Демежко, Елена Демидова, Сергей Зайцев, Ольга Курина, Галина Леонтьева, Алексей Малечкин, Мария Миро, Галина Михайлова, Галина Прожико, Альберт Самойлов, Виктор Скубей, Татьяна Соболева, Светлана Стасенко, Никита Сутырин, Ольга Тарасова, Наталья Уложенко, Дарья Хренова, Вадим Цаликов и Султан Цориев. Часть экспертов присутствовала на встрече и активно делилась своими мнениями с коллегами по киноцеху.

В частности, Светлана Стасенко призвала «вытащить из телевизионного болота наше неигровое кино». По ее мнению, 80 процентов представленных экспертам фильмов представляют собой продукты, при которых автор картины полностью вытравливает свою собственную индивидуальность и заменяет ее безликим телевизионным форматом.

При этом Светлана Стасенко отметила, что многие достойные работы оказались по итогам проставления экспертных оценок отнюдь не на тех уровнях, которые они должны были бы занимать с точки зрения своего качества. Символом субъективности экспертной оценки для нее стало 138 место фильма «Длинное. Черное. Облако опускается» режиссёра Александры Лихачевой.

На примере фильма Александры Лихачевой видна метаморфоза госсубсидирования, при которой в Министерство культуры сдаются фактически недоделанные работы, которые в дальнейшем живут в совершенно иной, доработанной редакции. То же «Длинное. Черное. Облако опускается» было сдано продюсером государству в 39-минутной версии (и именно ее оценивали эксперты), а на фестивалях потом участвовала авторская версия в 57 минут.

q2.jpg

Галина Леонтьева высказалась против составления рейтингов лучших фильмов и отметила, что итоги работы экспертов – это лишь «промежуточный, технический результат для того, чтобы мы могли сделать анализ происходящего в документальном кино». «Определением того, какой фильм лучше или хуже, должны заниматься фестивали», - заметила она, призвав не разобщать сообщество документалистов выставлением открытых оценок их работе.

В ответ Олег Иванов отметил, что слово «рейтинг» в случае с итогами работы экспертного жюри ни в коем случае не является уничижительным по отношению к авторам работ. Запрос на экспертизу происходил как со стороны Министерства культуры РФ, так и со стороны самих представителей киносообщества, которым интересно текущее состояние документалистики в стране. «Это уже складывающаяся практика, от которой есть явные плюсы», - сказал он.

Дарья Хренова в своем выступлении отметила, что многие документалисты используют в своих работах язык «телевидения 1970-х» с ведущими в кадре и иными анахронизмами повествования. Также она отметила как норму сегодняшнего дня злоупотребление некачественной кинохроникой, не прошедшей реставрации и подготовки к включению с современный кинопродукт. В числе немногих фильмов, создатели которых выдержали высокую качественность хроникальных записей, она отметила картину Павла Печенкина «Варлам Шаламов. Опыт юноши».

Наталья Гугуева рассказала о важности тех авторов, которые разговаривают на постепенно забываемом «киноязыке». По ее мнению, слишком частыми стали случаи создания киноработ без драматургии и режиссуры, похожих на записи исторических лекций. При этом, многие проблемы могут быть решены ужесточением отбора проектов и усилением работы экспертных советов на этапе распределения государственного финансирования. «Все вопросы начинаются на входе, когда распределяются деньги», - считает она, подчеркивая, что при выборе получателей грантов нужно смотреть не на темы и заявки, а на студии и имена авторов.

Татьяна Соболева предложила вместе с заявкой на госфинансирование подавать трейлеры, фото- или иные визуальные материалы, которые позволят доказать мастерство авторов проекта. Эту идею поддержал и Никита Тихонов-Рау, буквально умолявший документалистов создавать адекватные презентации проектов и стратегии продвижения фильмов.

Виктор Скубей отметил разнообразие форм неигрового кино. «Документальное сообщество уже безумно долго спорит о том, что же такое документальное кино, и никак не может прийти к единому мнению. И не придет никогда, потому что документальное кино очень разнообразно. Сейчас все сконцентрировались на так называемой творческой документалистике. Неигровое кино – это гораздо более широкое понятие, включающее в себя учебное, научно-популярное, просветительское и много других видов кино. У него очень много различных задач, а не только удивлять зрителя какой-то творческой находкой или демонстрировать эксперименты в киноязыке. Элементарно просвещать и образовывать – это может делать только документальное кино», - сказал он.

Также Скубей призвал включить в будущие экспертные советы по оценке фильмов представителей других профессий, не ограничиваясь исключительно режиссерами. «Режиссер, глядя на фильм, никогда не выкинет из головы мысль "А я бы сделал по-другому!"», - отметил Скубей, призвав привлекать к экспертизе кинокритиков, социологов и продюсеров.

Никита Сутырин, в свою очередь, предложил ротировать экспертное жюри, каждый год полностью меняя его состав. Правда, на этот счет были высказаны и другие мнения. К примеру, Никита Тихонов-Рау предложил ротировать лишь часть экспертного жюри, чтобы обеспечивать преемственность результатов и более качественное погружение экспертов в контентную среду.

Эксперты «документально подтвердили наличие треша», заявил Алексей Вахрушев. «Во всем объеме произведенной продукции при участии Минкультуры существует много халтуры, и эксперты квалифицированно это подтвердили», - отметил он, и призвал отсечь выявленных «халтурщиков» от нового финансирования.

В какой-то момент, когда собравшиеся документалисты уже несколько раз всерьез обсудили возможность краткосрочного или длительного изгнания аутсайдеров итогов голосования из профессии (или хотя бы из получателей госсубсидий), к микрофону подошел Виктор Невежин – со-режиссер четырехсерийного фильма «Романовы: терновый венец под блеском короны». Эта работа заняла 233 место рейтинга, то есть стала третьей с конца. Невежин попытался объяснить ситуацию с картиной и заметил, насколько психологически тяжело попадать в хвост подобных рейтингов, особенно если в прошлогоднем голосовании фильм Невежина-продюсера, созданный на той же студии, что и «Романовы», занял 16 место рейтинга. Причем высокие места не приводят к каким-то финансовым преференциям, а вот попадание в конец списка начинает трактоваться как «черная метка» для студии, продюсера и режиссера.

Олег Иванов в ответ напомнил всем собравшимся о праве автора на творческую ошибку. «Никакого черного списка не должно быть только потому, что должно быть право на ошибку. Только системные ошибки одного и того же автора или студии могут приводить к каким-то последствиям», - заметил он.

q3.jpg

Сергей Головецкий высказал опасение, что в современное документальное кино приходит много неофитов и любителей. «Профессиональная планка падает, и это позволяет телевидению проникать на поле документального кино», - заявил он, призвав «наряду с демократизацией запускать процессы аристократизации», и только это позволит выдержать уровень творческого продукта в борьбе с массовой продукцией.

Важность учета профильного образования при получении государственной субсидии на производство неигровых фильмов также отметила Галина Леонтьева. Если вдруг у режиссера нет диплома правильного вуза, то он должен заручиться «признанием профессионального сообщества» или призами фестивалей, считает она. «Если человек хочет работать врачом, то у него просят диплом врача. Почему у нас диплом режиссера до такой степени не котируется, что это даже не является одним из условий получения гранта?» - задается вопросом Леонтьева.

Также она предложила «вывести документальное кино из сферы услуг». «Пока мы будем работать под законом, что искусство и документальное кино являются сферой услуг, до тех пор мы не сможем менять в законодательстве правила игры или устанавливать свои рекомендации», - уверена Леонтьева.

Трансформируя правила выделения госфинансирования документального кино, сообщество, по мнению Леонтьевой, должно настаивать на обязательной «приемке» готовых работ. «Должен быть художественный или редакционный совет, какие-то выборочные отсмотры. Каждая студия и каждый режиссер должны знать, что они могут попасть в эту выборочную обойму отсмотров. Раньше так и было!» - уверена она.

Возникновение «черных списков» Минкультуры, профессиональный образовательный ценз для документалистов, ужесточение приема заявок на госфинансирование, запрет телевизионным проектам претендовать на субсидии Минкультуры, введение ведомственных худсоветов по приемке готовых работ – эти и другие предложения критически осмысливались не только режиссерами, экспертами и представителями документального сообщества, присутствовавшими на круглом столе, но и представителем департамента кинематографии Министерства культуры РФ Ольгой Любимовой. Она несколько раз во время круглого стола призывала документалистов досконально проанализировать идеи и предложения, взвесив все плюсы и минусы их введения. И только после внятного анализа предлагать их к внедрению.

Похоже, ее голос был услышан.

Павел Шведов,
RGDoc.Ru

Новости по темам: Новости фестивалей, Новости индустрии, Новости Гильдии, События 
comments powered byDisqus

возврат к списку

Поделиться с друзьями